КАПЛИ РАДУГИ

Авторский сайт Юлии Халовой

Деревни России… «Я скажу: «Не надо рая, дайте Родину мою!»

Сентябрь24

Деревни России. Подпорожский район Ленинградской области. 

Начало девятого утра, а жара уже липнет к телу. Третий день не могу дозвониться до старосты поселка Игнатовское Винницкого сельского поселения.

– Ну что, едем? – торопят меня.

– Ладно, поехали.

За окном автомобиля быстро замелькали деревья. Путь наш не близок, ни далек, – километров шестьдесят. За поворотом на Винницы – тот самый, богатый добром, самобытный вепсский край. И вроде,  деревья  те же, воздух, напоенный непривычным для нашей местности густым зноем – тот же, но уже слышны в нем нотки совсем другого мирка: тихие, немного вальяжные, простые и зовущие.

Деревни России. Игнатовское

IMG_3032Снова поворот. Дорога превратилась в узкую извивающуюся ленту. По ее краям, то тут, то там аккуратными бревнами лежат бывшие хвойные великаны, еще совсем недавно хранившие тишь и благодать вепсского леса. На белых табличках надписи: «осторожно, работают лесовозы!»

Но вот, мы видим первые домишки деревни Игнатовское. Надо найти старосту. Останавливаемся около идущего по дороге мужичка и спрашиваем, где живет Татьяна Владимировна Михайлова.

– Да вот же она идет, – кивнул он в сторону симпатичной женщины средних лет в белом медицинском халате. В руках у нее  сине-зеленый чемоданчик с красным крестом на боку. Стало ясно, староста – деревенский медик.

– Здравствуйте, – приветствуем мы ее, представляемся. Я говорю, что третий день не могу до нее дозвониться.

– А у нас уже  несколько дней связи нет. Завтра хлеб заказывать, теперь не знаю, что и делать. То с электричеством перебои, то вот телефон теперь не работает. Хоть бы радиотелефон нам поставили, раньше  он у нас был.

– А это что? – спрашиваю я, указывая на уличный вызывающе-красный таксофон.

– Так он уже давно не работает, – подхватывает разговор подошедшая к нам бабуля. Приглядевшись, я увидела под таксофоном  высокие заросли  крапивы. Действительно, нога человека здесь давно не ступала.

– Татьяна Владимировна, Вы, наверное, на работу в медпункт идете? – интересуюсь я.

– А у нас нет медпункта, его закрыли.  Медицинскую помощь я оказываю на дому. Вот как раз сейчас жду фельдшера, она ездит сюда из соседней деревни Гонгиничи, пройдем сначала здесь по вызовам, а потом поедем туда.

– Вот здесь раньше был медпункт, – показывает медик на одноэтажное выцветшее деревянное строение, рядом с которым мы стояли, с замками на дверях.

– А еще в этом здании была почта, ее тоже закрыли.  – После последних слов старосты я на какое-то время теряю дар речи. Как так? Связи нет, медпункта нет, почты тоже нет.

– Зато клуб есть, – словно услышав мои мысли, съехидничала бабулька, – мол, веселитесь да пляшите.

– Так это же хорошо, когда у людей есть отдушина, – говорю я.

– Там не только пляшут и поют. Еще делают различные поделки, плетут, вяжут, – поддержала меня староста и добавила, – Главное, у нас хороший магазин. Да и почту мы все-таки получаем, ее к нам привозят три раза в неделю.

Мы обошли здание и с другой стороны увидели еще две двери с надписями: «Игнатовский сельский клуб», он оказался закрыт и «Кристалл 1″, это продуктовый магазин. Зайдя внутрь, я увидела довольно просторное помещение. Пара покупателей не спеша выбирала продукты, приветливая продавщица что-то им подсказывала, помогая определиться с выбором.

IMG_2916

IMG_2930

Постоянных жителей, как рассказала мне староста, всего 63 человека, из них  половина пенсионеров старше шестидесяти лет. Летом сюда приезжают бывшие жители с ребятишками, и населения становится в два раза больше. Молодежь здесь давно не остается, нет работы. Перспективы никакой. Очень неожиданным для меня было услышать то, что в деревне не осталось ни одной коровы. Лишь куры, несколько овец да два барана.

Пока мы беседовали, вокруг нас собралось несколько человек. Кто-то возмущался, что им «до сих пор не сделали колодец», кто-то жаловался, что чтобы поехать в город, например, к врачу, надо заплатить 700 рублей. Столько берут частники, а автобус ходит один раз в неделю. И абсолютно все жаловались на отсутствие связи, перебои с доставкой газа и дров. Татьяна Владимировна добавила, что было бы неплохо, если на въезде в древнюю, где недавно ликвидировали свалку, установили  несколько мусорных контейнеров, а зимой  чистили бы подъезд к реке для возможности подъезда к ней пожарной машины.

Тем временем к нам подъехала «легковушка», из которой вышла женщина в зеленом медицинском халате. Не сложно было догадаться, что это и есть фельдшер.

– А служебной машины у вас нет? – поинтересовалась я.

– Есть, только она сломана, – сообщила фельдшер.

– Мы уже приспособились обходиться подручным транспортом, а иной раз сына прошу свозить, – добавила она.

Какая судьба ждет эту деревню? Покосившиеся домики, некрашеные заборы, отсутствие привычных деревенских звуков (мычания коров, гогота гусей и пр.) холодят деревню уходящей из нее жизни. «Лет десять она еще проживет, – печально подвела итог староста, – а дальше не известно»…

«Край ты мой заброшенный,
Край ты мой, пустырь.
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь

Избы забоченились,
А и всех-то пять.
Крыши их запенились
В заревую гать…» (С.Есенин)

IMG_2933

Деревни России. Гонгиничи

Эта деревня находится недалеко от Игнатовского, по дороге – 16 километров. Надо заехать, решаем мы. Снова замелькали свежие спилы кругляка. Когда же мы проезжали мимо живого густого леса, на колючих ветвях которого повисла гулкая тишина, очень не хотелось думать, что и его блестящие на солнце яркой зеленью  полянки могут стать тусклым хранилищем для сваленного леса.

IMG_3102

Дорога резко завернула, обогнув дорожный указатель, и через три минуты мы  прибыли в Гонгиничи. То тут, то там среди пожилых домов виднеются новые и строящиеся домики. В отличие от Игнатовского, эта деревня больше напомнила дачный поселок. Увидев в одном из дворов сидящую на лавочке пожилую женщину, я решила с ней пообщаться.  

Оказалось, это дачница, да не простая, а участница Подпорожского хора ветеранов Н. Е. Тутаева, которая приезжает в Гонгиничи каждое лето.

– Местных жителей здесь почти нет, все дачники – сообщает Нина Егоровна. Тут я вспомнила, что Т. В. Михайлова мне говорила, что в этой деревне постоянных жителей всего 18 человек, а летом численность жителей увеличивается до 150. Возвращаются дети, отстраивают родительские дома, привозят своих детей. А кто-то, прослышав о красивых местах вокруг живописного озера, приезжает сюда, оформив аренду на земельные участки, и тоже строят домики. Зимой жизнь в деревне Гонгиничи замирает, даже дорогу от снега чистят только до остановки.

– Здесь хорошо! – продолжает Нина Егоровна, – только вот своего магазина нет, два раза в неделю приходит автолавка, но ассортимент и качество оставляет желать лучшего.

IMG_3122

IMG_3081

Мы проехали до озера. Среди желтых кувшинок в нем плескались две юные неразговорчивые русалки, как две капли воды похожие друг на друга. Больше никого вокруг не было. Мы тоже не стали им мешать и поехали дальше.

IMG_3170

Деревни России. Шондовичи

Эта деревушка по-хозяйски раскинулась на обоих берегах реки Оять. На первый взгляд деревня Шондовичи полна жизни: вот выходит из магазина женщина с несколькими буханками хлеба, вот ребятишки несутся куда-то гурьбой, а тут мужичок сидит на крылечке и что-то чинит, даже несколько машин проехало мимо нас. Спускаемся к реке. Навесной мостик, весьма ненадежной на вид конструкции, приглашает нас перейти на другой берег. Ступив на него, я поняла, что, хоть он и слегка шатается и без перил, но идти по нему можно. На берегу реки расположились купальщики. Туда же идет молодая мама с ребенком.

деревни россии

деревня Шондовичи

IMG_3324
 

IMG_3461

– Вы здесь живете или на лето приезжаете? – спросила у девушки.

– На лето к свекрови приезжаем. Нам очень нравится здесь отдыхать. Речка теплая, ребенка из воды не вытащить. Природа красивая, чистый воздух – благодать!

На тропинке показался молодой парень на велосипеде, а в руках у него целая связка молодых щук. Вот это улов!

IMG_3289– И  часто так везет? – интересуюсь я.

– Бывает, – улыбается парень.

– Можно и красной рыбки наловить. Правда, в этом году вода быстро упала и рыба сюда не дошла, – с сожаление добавил он.

– Вы случайно не местный житель? – с надеждой спрашиваю я.

– Местный, – снова улыбается молодой человек.

– Расскажите, как вы тут живете, есть ли работа, – тут же атаковала я его расспросами.

– Здесь работы нет, но в Озерах есть пилорама, это не далеко отсюда. Там мы и работаем. А в общем, все у нас хорошо. Разве что зимой дороги не чистят. Вернее чистят, но только до моста, дальше мы ходим на лыжах. Ну, мне пора, вечером надо на работу ехать.

Мы попрощались, и я подумала, что здорово, когда всем все нравится. А что скажет староста? Нужно его найти. Мимо нас проходит женщина с двумя пацанятами. Я спросила у нее, где живет Михаил Николаевич Фролов. Она, кивнув на мальчишек, сказала, что это как раз его внуки и попросила проводить нас к деду.

Дом старосты самый последний из домов, стоящих у реки по улице с красивым названием Брусничная. Банька, небольшой дворик, двое мужчин  хозяйничают перед домом. Староста деревни Шондовичи оказался очень скромным, немногословным, но весьма приятным собеседником.

 

IMG_3379

 

Он рассказал, что люди к нему обращаются редко. Раньше ходили чаще. Да и кому обращаться, в деревне осталось всего 4 семьи постоянных жителей. Вот тебе и «полна деревня жизни». Зато люди держат коров. Пусть их немного совсем, но все-таки.

 

Пожаловался староста, что стало много змей в деревне. С чем это связано – не понятно. Кстати, вспомнила я, и в Игнатовском люди говорили, что много у них змей. И медпункта здесь тоже нет, он в Озерах.

 

Почту привозят. Магазин свой, работает три раза в неделю.  Работы в деревне нет, трое ребят ездят на пилораму в Озера. Про мостик Михаил Николаевич сказал, что делают они его сами, досками снабжает Винницкая администрация. Осенью, если успевают, мост разбирают. На другой берег перебираются на лодке. Если мост не разобрать – весенний ледоход его разрушит, как простую щепку. Из проблем староста отметил перебои с электричеством, которые у них периодически случаются.

«А вообще, – подытожил он, – все проблемы решаемы». Он окинул хозяйским взглядом родные окрестности, в его глазах отражались спокойствие и удовлетворение жизнью.

Как бы то ни было, люди в деревнях живут. Большинство из них любят свою малую родину, знают цену каждой травинке, каждому комочку земли, каждому глотку напоенного свободой воздуха и не променяют их ни на один сантиметр пышущего выхлопами машин городского асфальта.  

Да и из тех, кто уехал, многие бы остались. Но надо работать, создавать семьи, растить детей. А как это делать, если в милой сердцу деревне даже медпункта нет, не говоря уже о работе. Поэтому и стареют деревни, ветшают дома, уходит жизнь. Кому теперь  будут передавать накопленное веками богатство деревни – хранительницы нашей культуры, национальных традиций, духовности?

Лето 2014 года. Юлия ХАЛОВА

Опубликовано в газете «Свирские огни».

Адрес никому не виден

Например:

Ваш комментарий

Моя электронная книга в ПОДАРОК для мам:

Как избавиться от страха за ребенка

Мой блог «Клуб заботливых мамочек «Елисейка»

главная4

Мои статьи выходят в журналах «Лиза.Мой ребёнок»

6780c3390146361e4daae642b2125e5a

Люблю это сообщество: